11й международный молодежный театральный фестиваль Лобня-2006

      Театр «Без вывески», впервые в этом году побывавший на фестивальной сцене «Русской классики» - уникальный. Он родился почти 30 лет назад из обычного школьного театра, участники которого так полюбили сцену, что решили остаться на ней и по окончании школы. За эти годы родилось некоммерческое театральное товарищество, братство людей искренне влюбленных в театр. Каждый день после работы они спешат на репетиции, которые, бывает, затягиваются до глубокое ночи. Программисты, банкиры, инженеры много лет играют на сцене. Это театр-дом. Здесь все вместе радуются, печалятся, отмечают свадьбы, юбилеи, праздники.

      В репертуаре коллектива высокая классика (Мольер, Булгаков), современная драматургия (Жуховицкий), детские произведения («Шишок», «Никто не поверит»).

      Два раза в неделю на сцене театра идут спектакли, причем для инвалидов и пенсионеров они бесплатны, а бля всех остальных билеты недорогие. Размещается театр в Управе Коптевского района в Северном округе столицы.

         Несмотря на то, что в театре не профессиональные актеры, их игра неизменно получает высокие оценки профессионалов и критиков.

         Этот театр действительно добрый. В нем добро рожда­ется не только на сцене, идет к зрителям от сердец актеров. Исполнители главных ролей в спектакле «Мой бедный Марат» (А. Федоров и Е. Титова) полю­били друг друга не только на сцене, но и в жизни, родив оча­ровательного малыша - сына Егорку, которому нет еще и года.

      И хотя театр называется «Без вывески», очевидно, что его кредо добро, душевная теплота, искренне внимание к человеку, которые и могут быть истинными только тогда, когда вывески действительно нет, когда добро не провозглашается, а делается, когда каждый передает окружающим частичку  внутреннего тайного благодат­ного огня, горящего в глубине души и сердца. Это действи­тельно добрый театр.

      Тьма... В воздухе разлит пронзительный всепроника­ющий страх, смешанный со столь же пронзительным ощущением жизни и отто­го ставший привьнным как жизнь.... Прерывистое дыха­нье в такт «страх-жизнь», «страх-жизнь»... Бежит чело­век... Из мрака проявляется лик... Бледный, осунувшийся парнишка... В глазах плещет­ся «страх-жизнь»... Лучи про­жекторов тревожно мечутся по ночному небу.... Стена.. Страх... «Я дошел...». Жизнь Вверх по лестнице... Жизнь Дверь квартиры. Открыта. Жизнь-страх. Дом пустой. Темнота. Кто тут? Человек. Он живой... Жизнь. Я - Лика.

      Блокадный Ленинград. Зима 42-го. В полураз­рушенном доме, в замерзающем умирающем го­роде у печурки две юные жизни - одни в целом мире страха - стремятся вы­жить и жить. Под бомбежками, под вой сирен, спа­сает, дает жизнь одно – чистая самоотверженная заботливая любовь. Марат (А. Федоров) и Лика (Е. Титова) - гибкие, молодые, здоровые, нежные чистые побеги жизни... Они выросли тогда, в мирное время, когда в Ленинграде кипела жизнь, а на
      трибуне стоял Киров, шумела, смеялась, пела первомайская демонстрация. Женщины в белых одеждах, морские офи­ церы, мороженое, лимонад.... Воспоминания дают надежды, а значит саму жизнь. И отступает страх.... А значит, их жизней хватит, что бы спасти еще одну, совсем прерывающуюся. Забот­ливо и нежно ухаживают ребята за прибившимся к ним больным Леонидиком (С. Степаненко). Побеждают жизнь и любовь. И вместе с ними приходит страх. Другой, но столь же пронзи­тельный. Страх за любовь. Они юны, горды, самолюбивы, рев­нивы, принципиальны, беском­промиссны. Страх за любовь становится страхом за жизнь.

      Уходит на фронт Марат, а в душе Лики поселяется страх: «Теперь каждый выстрел будет направлен только в него». Ма­рат выживет, вернется с фрон­та Героем Советского Союза. И главный (как сказали бы сегод­ня, контрольный) «выстрел», сделает любящая, но страша­щаяся нелюбви Лика. В любов­ном треугольнике она выберет не свою, а чужую любовь - лю­бовь к себе, любовь Леонидика. Страх победит и еще целых семнадцать лет будут качаться качели «страха-жизни», умервщляя душу и будущее.

      Война, Победа, взросление, мирная жизнь и мучительный поиск. Через все это прошли герои пьесы А. Арбузова.

      Они тогдашние, прошед­шие войну молодые люди, ныне наши ровесники. И от­туда, издалека они пытаются донести до нас выстраданную мысль: нельзя из-за страха от­казываться от своей любви, что есть сама жизнь. Итогом может стать опустошение души - «Потерял тебя, и все потерял. Теперь даже птицы не поют, а на небе нет звезд» (Марат) и горький вывод : «жизнь не удалась» (Леонидик). Искривляются, грубеют, иссыхают нежные прямые побеги жизни под влиянием страха. Перестают течь по ним живительные соки. И только великая и мудрая сила любви – жгучий сок жизни – может сорвать огрубевшую коросту страха, дать возможность появления новых молодых по­бегов творчества, созидания, близости. И робко раскрывают­ся души героев навстречу столь долгожданному, почти забыто­му единению любящих душ.